Мой путь к Авесте


Расскажите, пожалуйста, о себе. Как и почему Вы стали зороастрийцем?

Я родился и вырос в Ленинграде, в семье научной интеллигенции, коммунистов и
атеистов. С детства интересовался историей, военной наукой. Мой дед по своей специальности был сотрудником НИИ НЕФТЕХИМ, и однажды он дал почитать мне книжку Н. В. Тихонравова «Рассказы о Нефти»,1954. Мне запомнилась небольшая иллюстрация на полях, изображавший Аташгях в Суруханах. Этот образ впоследствии встречался мне неоднократно и был знаковым.

Период моего обучения в Ленинградском Оптико-Механическом Институте пришелся на закат советской госудаственности. Основы общества пошатнулись, но ситуация делала доступными новые горизонты. Был свидетелем научных опытов с участием экстрасенсов, попыток науки выйти за грань привычного. Познакомился на семинаре по Эниологии с С. В. Шестопаловым, это привело к знакомству с астрологией. Средневековая система натурфилософских представлений поразила меня своей стройностью и ассоциативным, отличающимся от научного, подходом. Реальность не укладывалась в привычные координаты. Очень многое дала мне дружба со многими неординарными личностями, интересующимися психологией, экстрасенсорикой самопознанием и восточными практиками. Изучал Ведические Источники, Риг Веду. Все это расширяло мои представления о мире и побуждало искать новые пути. В плохо напечатанных лекциях по «Космогенезису» попался «Древний солнечный календарь» Фасли. Захотелось узнать больше, в 1995 году друзья пригласили отметить Новруз, оказалось, что есть Зороастрийская община. Это был кружок с авестийскими элементами, густо замешанный на магии, астрологии, похожий по атмосфере на общество поэтов серебряного века. В 1996 к руководству пришел Михаил Чистяков мы начали разбираться что не так с нашим зороастризмом, переводить с avesta.org, изучать канон. Я предложил написать в FEZANA, нас заметили. В 1998 г. мне повязали трехцветный, в цветах флага WZO плетеный косичкой пояс из 72 нитей. В читальном зале Публичной библиотеки Восточного отделения мне удалось получить «Книгу о путешествии на Восток» Анкетиля Дюперрона. Прекрасно сохранившиеся фолианты из императорской библиотеки Его Величества были написаны на устаревшем французском. Этот замечательный ученый оставил большое наследие, записав подробнейшим образом ритуалы парсов и оставив нам в наследство этнографические материалы по организации жизни этой закрытой общины.
Неоценимым подспорьем были не только записи обрядов повязывания пояса, о котором многие в то время имели самое смутное представление, но и подробные зарисовки дахм, чертежи выкроек судрех, и схемы плетения кушти. Часть этого переводного материала была передана мною младшему настоятелю общины Михаилу Чистякову, и им была положена в основу ритуала повязывания пояса, ключевого момента повседневной религиозной практики для любого зороастрийца.
Одновременно им переводились и изучались служебные тексты из Хордэ Авесты, что обогащало и проясняло многие аспекты Благой Веры.
Ежедневно мы формируем нашу жизнь, подтверждая наш выбор или уклоняясь от него. Моя встреча в Москве с Г-ном Камраном Джамшиди увенчала 10-летнюю деятельность в состоянии ученика.
Камран Джамшиди - традиционный мобед, но в связи с ужесточением политического режима в отношении зороастрийцев он вынужден был покинуть родину и теперь живет в Швеции. По роду своей деятельности он много ездит по миру. Мобед Джамшиди действует с ведома высшего совета мобедов Ирана. После того как высшим зороастрийским органом — советом мобедов — было принято решение о разрешении прозелитической деятельности (в соответствии с которым принять благую веру может каждый, согласный с присягой - Фраваране), было организовано международное движение Бозорг Базгашт., «Великое возвращение». Действенным участником его является Камран Джамшиди. Основой его миссии стала для жителей Европы и выходцев из Ирана, уехавших оттуда и пожелавших принять благую веру, вопреки существующей идеологии современного политического режима в Иране.
Я познакомился с мобедом заочно при посредничестве Юрия Лукашевича, живущим в Минске. Несколько лет назад он прошел ритуал седрэ-пуши у этого же мобеда и после принятия Благой Веры вел большую работу по ее распространению через свой портал в интернете. Ему мы обязаны не только прекрасным изданием Гат , но и формированием Русского Анжомана. В 2007 г. в Санкт-Петербург приезжали представители Русского Анджомана, который существует с 2005 г. в Москве. У нас завязалось сотрудничество по распространению Благой Веры, по обмену информацией, переписка. После этой встречи произошли большие позитивные сдвиги по преодолению взаимного недоверия и вражды.
И спустя несколько лет стало возможным организовать международную встречу с представителями Ирана, Таджикистана, Норвегии, Швеции и Российской Федерации. Подготовительные процессы к ней длились очень долго. Более чем за год до встречи с Камраном Джамшиди я сообщил ему о своем желании пройти у него ритуал седрэпуши и краткие сведения о себе. В течение всего этого времени шла подготовка к ритуалу.
Приезд мобеда не раз откладывался и, наконец, в декабре 2008 г.,состоялся. Пояс был повязан 5 человекам из разных стран. После ритуала мобед провел также свадебную церемонию для двух зороастрийских пар из России.
По словам Камрана Джамшиди, главнейшую роль в зороастризме играет триада «Благая мысль. Благое слово. Благое дело» и соответствие каждого из ее компонентов друг другу, так как в жизни добиться этого не просто. Основой зороастризма является принцип свободы человека и ответственности его за свой выбор. Зороастризм отвергает фатализм. Все благие мысли, слова и дела, равно как и злые, полностью формируют нашу судьбу, и мы оказываемся в той реальности, которую сами себе создаем. Поэтому чем больше мы привносим в нашу жизнь благого, тем лучше становится наша жизнь.
Мне симпатичен один из Амеша Спента — Спента Армаити . Эпитет «Спента» привносит в земную гармонию энергию расширения, улучшения, позитивного изменения окружающего мира. Человек рассматривается в зороастризме как друг и помощник Ахура-Мазды на Земле. Находясь в постоянной связи с Создателем, зороастриец становится связующим звеном между Творцом и окружающим миром и проводником изменения материального мира к лучшему. Ежедневными зороастрийскими молитвами зороастриец подтверждает свой выбор. Он изгоняет нечистоту из себя и окружающего мира. Как у «Маленького Принца» из книги А. де Сент Экзюпери, «есть такое твердое правило: встал поутру, привел себя в порядок - и сразу же привел в порядок свою планету».
В зороастризме нет самоуничижения, так как это - религия свободных людей, принимающих ответственность за свою жизнь и себя. Одно из самых важных понятий — Аша (праведность) — гармония, счастье, состояние равновесия, согласия человека с самим собой и законами окружающего мира. Все, что излагал мобед, было созвучно моим внутренним позициям. Все совпало с моими представлениями пониманием на тот момент. Между нами было полное единодушие, даже в понятии ритуала. А дело здесь вот в чем. Например, если у парсов больше внимания уделяется внешней стороне вопроса — самой процедуре, то в иранской традиции сам ритуал не столь важен, главное — это соблюдение триады «Благая мысль. Благое слово. Благое дело» и соответствие компонентов триады друг другу, а также осознанность, свобода выбора и ответственность за него. Если ты - зороастриец, ты должен быть хозяином своего слова. Можешь сомневаться, колебаться, но ты должен всегда знать, что тебе делать, принимая наилучшее решение.
Неудачная попытка Михаила в Индии получить инициацию мобедиара навело на определенные мысли. Мы столкнулись с радикальным противодействием. В данном случае можно говорить о подмене некоторых религиозных понятий экономическими соображениями. Честные парсы обеспокоены тем, что их численность сокращается с каждым годом. Молодежь часто уезжают из Индии в Европу и Америку, теряя взаимосвязь с традиционной культурой, в результате чего она разрушается. В связи с выходом в прокат нашумевшего фильма «Богемская рапсодия», за примерами далеко ходить не надо.
Иранская традиция сохраняет здоровые приоритеты ближе к изначальному учению пророка. Делая ставку на открытость и несение традиции другим. Наглядным примером этого являются ежедневные авестийские молитвы для повседневного чтения зороастрийцами. Они отличаются позицией открытости, доверия.
Главное все же — это направленность самой веры: у парсов — внутрь себя, а у иранцев — вовне, к сердцам других людей, к объединению. Здесь нет замкнутости, есть открытость, она и в похлебке из говядины, раздаваемой при храме, и в особой теплоте, простоте, искренности.
Факт замкнутости религиозной системы у парсов подтверждает постановление совета высших дастуров Индии от 18 февраля 2008 г. о прекращении любой прозелитической деятельности, что означает невозможность принятия веры не парсами, на их территории, вплоть до лишения сана любых ослушавшихся священников. Таким образом, у парсов официально запрещено принятие в свои ряды чужих по рождению. До этого запрет был неофициальным. Согласно постановлению о запрещении прозелитической деятельности, принятие других людей в религию соответствен но считается в Индии противозаконным. Возможно, когда-нибудь лед тронется и недоверие будет преодолено.
Так, переехав в Москву, я стал участником Русского Анжомана — мы праздновали вместе гаханбары, выручали друг друга в случае необходимости и старались дружить и сглаживать наши противоречия и ссоры, которые вспыхивают даже между близкими людьми.
Что я хочу пожелать единоверцам? Зрелости, осознанности в выборе. Чувства единства друг с другом, миром, Создателем этого мира. Различий между нами много, но все преодолимо, если есть искренность, открытость и желание протянуть друг другу руку. Хамазор, да будем мы едины со всеми добрыми людьми, повязанными поясом кушти! 
 Ushta, Ramyar
По материалу альманаха "Митра" №10(14), 2009  

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Владимир Погудин: Путь к Авесте

Встреча с Президентом Зороастрийского Колледжа г-жой Мехер Мастер-Мус